Омск
Москва Волгоград Краснодар Ростов-на-Дону
Если вашего города нет в списке, следует выбрать Москву.

Музеи часов: Ангарский музей часов

Ангарский музей часовКоллекция собранных, отремонтированных, восстановленных и построенных П.В.Курдюковым часов составляет гордость не одного Ангарска и не Сибири только, а, пожалуй, и всей России. Знаменитый Ангарский музей часов расположен неподалеку от площади Ленина - по улице К.Маркса, 31 (кв-л 74).

Переступившего порог неизменно завораживает неумолчная перекличка часов. Все механизмы на ходу и у каждого свой голос. "Тэк-тэк" - кокетливо выводят французские каминные часы в пышном бронзовом облачении, изображающем сцену охоты. Настенные часы в деревянных скромных футлярах одновременно и четко выговаривают "тик-так, тик-так". Величественный голос кабинетных часов в высоком пеналообразном корпусе с циферблатом, украшенном пейзажем Англии, наполняет зал. Висящие невдалеке крохотные (в пору уместиться на ладони) ходики, расписанные полевыми цветами, взахлеб твердят "так-так-так", и миниатюрный, под стать часам, маятничек мечется из стороны в сторону, пытаясь изо всех силенок перегнать чопорного английского соседа. Не успеешь свыкнуться с разноголосым на все лады "тик-так", как начинают бить французские настенные часы, оформленные в виде католической часовни, остальные, как будто дождавшись сигнала и встрепенувшись от однообразного хода, принимаются вызванивать, выстукивать, выбивать пришедший час всяк на свой манер. В их дружный хор вплетаются отрывки музыкальных пьес, разноголосое кукование. Коленопреклоненный звонарь, венчающий корпус английских настольных часов, дергает завитой серебряный шнурок. Как заключительный аккорд раздается короткое резкое "бом". После бурного всплеска непривычная тишина повисает в залах. Но вскоре знакомое "тик-так" снова слышится со всех сторон.

Много лет каждое утро, когда музей встречал первых посетителей, невысокого роста, худощавый, немолодой уже человек в черном рабочем халате неспешно переходил от экспоната к экспонату. Он отмыкал замысловатыми ключиками дверцы футляров, что-то подправлял в темной таинственной глубине, скрывающей механизм, подтягивал гири, подводил стрелки. И, обойдя залы, уходил в кабинет, где рядом с письменным столом стоял верстак, были разложены инструменты, а вся комната, как и музейные залы, уставлена часами, ожидающими своей очереди на реставрацию. Хозяином этой комнаты был Павел Васильевич Курдюков.

старинные часыУроженец села Сретенье Вятской земли, Павел Васильевич уже не в молодом возрасте (ему исполнилось пятьдесят) переехал в Сибирь: мастер-наладчик точных приборов, он был приглашен в Ангарск на одно из промышленных предприятий. Вскоре товарищи прознали, что он знаток часовых механизмов, умеющий разгадывать хитроумные секреты мастеров прошлого. Владельцы старинных часов, уверившись, что бесполезно идти в ремонтную мастерскую, и отчаявшись видеть часы на ходу, приносили их Павлу Васильевичу. Он подолгу и с видимым удовольствием занимался ими. Искал в литературе описания механизмов, уже давно не применявшихся в часовой промышленности, устанавливал имена часовых мастеров, чтобы определить, в какое время и в какой стране они были изготовлены. Потом стал обращать внимание на корпуса, их декоративное оформление, пытаясь определить породу дерева, расшифровать символы в украшениях. Устранив неполадки, хотелось восстановить и сам футляр: негоже рабочему механизму находиться в расклеенном корпусе, с оторванными планками, оббитыми углами и облупившейся краской, потускневшей бронзой и полустершейся позолотой. Так исподволь пришло понимание непреходящей исторической и художественной ценности старинных часов. Из любителя-часовщика Павел Васильевич вырос в коллекционера-реставратора, настойчиво и целенаправленно собиравшего часы разных времен и народов, стремившегося как можно полнее представить в своем собрании историю развития часового дела. О коллекции Курдюкова заговорила печать. Павел Васильевич завел обширную переписку, а свой очередной отпуск, как правило, проводил в поездках по "часовым адресам".

Часы заполонили весь дом. Они были в прихожей, причудливыми шпалерами висели на кухне, стояли плотно придвинутые друг к другу в гостиной и даже свисали с потолка. Коллекция переросла рамки домашнего собрания, и в 1967 году Павел Васиильевич предложил ее городу. Год спустя в Ангарском краеведческом музее открылся отдел часов. При своей коллекции остался П.В.Курдюков, вышедший к тому времени на пенсию. Поступив на работу в музей на скромную должность смотрителя, он продолжал пополнять собрание.

часы-паровоз Ныне в коллекции свыше 700 часов. Экспонаты разместились в 4 больших залах, а часы все продолжают поступать. Ангарское собрание стремится показать часы всесторонне: и как определенный этап познания природы и освоения ее законов, и как памятники развития технической мысли, и как предмет художественного творчества, и как необходимую часть убранства интерьера, и как мемории, связанные с жизнью выдающихся людей, со знаменательными историческими событиями.

Образцом первых маятниковых часов, прообразом для которых явился механизм Х. Гюйгенса, в ангарском музее являются настольные английские часы 17 века. Они выделяются драгоценным украшением. Корпус из черного дерева высотой около 30-ти сантиметров венчает сложное завершение, выполненное из бронзы и позолоченное. Оно представляет собой площадку, окруженную балюстрадой, покрытую четырехскатной крышей с приподнятыми в восточном стиле углами. Под кровлей подвешен колокол, а на площадке установлена миниатюрная фигурка звонаря. Каждую четверть часа он приходит в движение и, дергая за серебряный шнурок, отбивает несколько ударов.

Неизменно привлекают внимание посетителей "кукушки"; самая старая из них подает свой голос уже более ста лет. Кто и когда придумал использовать голос птицы для отсчета прошедшего времени - до сих пор не установлено. Возможно, Иван Петрович Кулибин? Ведь известно, что такими сконструировал он свои первые часы, изготовленные около 1752 года. В девятнадцатом веке ходики получили большое распространение. Любопытно отметить, что корпорация кустарей-часовщиков немецкой провинции Шварцвальд, поставлявшая в прошлом веке свою продукцию в Россию, зная русскую приверженность "кукушкам", специализировалась на изготовлении именно таких образцов. "Шварцвальдскую кукушку" можно видеть и слышать в залах ангарского музея.

музей часовВ развитие часового механизма вложен труд многих мастеров. В их ряду почетное место занимает имя французского механика-часовщика Луи-Авраама Бреге (1747 - 1823 гг.). Мастер подписывал свои изделия. Монограмма, принадлежащая ему, украшает и часы из собрания П.В.Курдюкова. Увы, как недавно установлено, данный экспонат является не подлинным творением прославленного часовщика, а профессионально сработанной подделкой "под Бреге".

Варианты художественного решения хронометров, с которыми можно познакомиться в залах музея, поражают неистощимой выдумкой. Часы в виде луковицы, часы - чечевица, часы - корзина, часы- -колокол, часы - букет, часы - ваза, часы в виде палитры с кистями, часы - календарь… А вот часы в виде модели парового котла и миниатюрной копии паровоза "Овечка" с полным набором соответствующих деталей. Поблескивают поршни, шатуны, кривошипы, золотники, маховики, выполненные из бронзы и тщательно отполированные. При желании механизм можно привести в движение, и все завертится, закрутится, придет в движение, а паровоз покатится по рельсам.

А сколько в музее экспонатов, которые по семейным преданиям бывших владельцев были связаны с именами известных людей! Настенные часы с необычайно тяжелой гирей, подвешенной на тончайшей воловьей жиле, попали к Павлу Васильевичу от родственников писателя Алексея Толстого, другие - тоже настенные и в деревянном корпусе строго классического рисунка - от представителя рода М.Ю.Лермонтова. Часы, оправленные в фарфоровый корпус и расписанные нежными цветами, служили иркутскому летописцу В.М.Кротову и, по преданию, попали к нему от декабриста А.Н.Андреева.

Наручные часы первого советского производства заставляют тревожно сжаться сердце, когда узнаешь, что вместе со своей хозяйкой они были свидетелями всех ужасов фашистского застенка в Освенциме. В этой же витрине часы, побывавшие в космосе. Их передал в дар музею космонавт Г.М.Гречко.

В каждом экспонате этого музея бьется живой пульс времени. Коллекция музея - гимн человеческой любознательности, преданности избранному делу. С чувством глубочайшей благодарности Павлу Васильевичу Курдюкову, неутомимому труженику и одержимому человеку, покидаешь этот музей.

Rambler's Top100